Внеучебы.ru

3 сентября – День солидарности в борьбе с терроризмом

Ежегодно 3 сентября в России отмечается День солидарности в борьбе с терроризмом. Эта памятная дата России была установлена в 2005 году федеральным законом «О днях воинской славы России» и связана с трагическими событиями в Беслане.  15 лет назад – 1 сентября 2004 года – в Беслане банда террористов под руководством Расула Хачбарова захватила здание средней школы №1. 

1 сентября 2004 года, Беслан

«Первое сентября было любимым праздником. Белая кофточка, юбка, новые туфли. Мама — учительница, она надела свой любимый бежевый костюм. Вышли пораньше, чтобы приготовить мамин класс ко встрече первоклассников. В школе ещё пахло краской после ремонта. Мамин класс был полон первоклашек. Такие красивые: в новенькой форме, с бантиками и цветами. Мы стали обсуждать обновки, и тут раздались выстрелы», — рассказывает Агунда Ватаева, на тот момент ученица 9 класса. По ее воспоминаниям, это было в 8:30.

Портреты пропавших без вести

Утром во время праздничной линейки к школьному двору подъехал грузовик, из которого выскочили вооруженные люди и, открыв стрельбу в воздух, загнали всех присутствующих в здание школы. Количество заложников, как было установлено впоследствии, составило 1 116 человек, подавляющее большинство из которых – дети, в том числе дошкольного возраста.

«Мы сбились в кучу. На асфальте валялись потоптанные букеты, туфли, сумки. Мы сидели у стены котельной. Люди в масках и с автоматами приказали нам молчать и подходить к спортзалу. Мы кинулись к дверям спортзала. Не паниковать было невозможно. В этой толпе я разглядела Зарину — мою одноклассницу. Я взяла её за руку. Она крепко сжала мою ладонь и попросила, чтобы я не отпускала её. Странно, я ничем не могла ей помочь, но мне самой эта рука в моей ладони была сильно нужна. Затем нас погнали к спортзалу. Когда мы в него зашли, я заметила свою близкую подругу Мадину. Мы с Зариной продвинулись поближе к ней. Нас стало уже трое. Мы сидели на корточках и держали «руки зайчиком», как нам приказывали. Люди паниковали, истерили. Боевики подняли мужчину и пригрозили убить его, если мы не замолчим. Мы старались, но страх и паника не отпускали. Раздался выстрел. Мужчину убили…», — продолжает Агунда.

По прошествии некоторого времени террористы заявили о желании видеть в стенах школы главу Северной Осетии Александра Дзасохова, главу Ингушетии Мурата Зязикова и руководителя НИИ медицины катастроф доктора Леонида Рошаля. По некоторым данным, они также потребовали вывода федеральных войск из Чечни и освобождения ранее задержанных террористов.

Кабинет физики, заваленный после трагедии книгами и тетрадями

«Они быстро народ как-то окружили. Я мог спокойно убежать, машина моя стояла рядом. Но я видел жену, стоящую с Ацамазом, видел Батраза. Я понимал, они не выберутся. Поэтому пошёл туда. В зал загоняли через маленькую дверь. Там началась давка. А они людей подгоняли — стреляли в воздух и кричали: «Быстрей!». Жена Ирина вместе с младшим Ацамазом попытались укрыться в одном из классов вместе с другими учениками и их родителями. Через полчаса дверь кабинета открыли. Кто-то из детей с надеждой крикнул: «Вы наши?» У двери стояли террористы. «Не дай нам бог быть „вашими“», — сказал один из них», — рассказал Казбек Мисиков, который в заложники попал с женой Ириной и двумя детьми — 15-летним Батразом и семилетним Ацамазом (мальчик шёл в первый класс).

2 сентября 2004 года, Беслан 

Второго сентября боевики согласились впустить в школу бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева, которому удалось убедить бандитов отпустить вместе с ним 26 заложников – женщин и детей, затем боевики согласились выдать тела заложников, погибших в первый день захвата.

Бой день тянулся долго. Делать было нечего, ноги затекали, хотелось только воды, иногда в туалет. Иногда раздавался звонок мобильного — маленькой красной раскладушки (смешно смотреть на боевика со столь миниатюрным женским мобильником)… Мелодия «Nokia Tune». Террористы разговаривали на повышенных тонах, иногда даже кричали в трубку, иногда шутили. После переговоров по телефону они кричали нам: «Вас никто не спасёт, мы все сдохнем». И требовали тишины. Кричали: «Руки зайчиком!» Руки затекали. Никакого движения, никаких новостей. В туалет вообще перестали выпускать, воду больше не разносили. Боевики велели мамам с грудными детьми подняться и идти за ними. Как оказалось, их освободили. Около 9 часов вечера в террористах проснулось что-то человеческое: они предложили, чтобы пожилые люди, учителя по желанию вставали и перемещались в тренажёрный зал. Там было довольно прохладно. Мы сели на голый бетонный пол…», — делится Агунда Ватаева.

3 сентября 2004 год, Беслан 

Третьего сентября за телами подъехал автомобиль с сотрудниками МЧС, однако в это время в школьном спортзале раздались два мощных взрыва. Началась стрельба, заложники начали выпрыгивать их окон из образовавшегося в стене пролома.

«Рано утром из тренажёрного зала нас перевели обратно в спортзал. Мы сели почти в центре спортзала. Жажда убивала. Не хотелось даже двигаться. Я видела, как некоторые люди в бутылках и банках собирали мочу и пили её. Зарина лишь протирала мне лицо и губы. Это не казалось мерзким. Рядом сидел мальчик из параллельного класса. К третьему дню он был явно не в себе. Просил у нас наши номера телефонов, обязательно хотел их запомнить и набрать, когда мы выйдем оттуда. Я уже мечтала не столько об освобождении, сколько о смерти, потому что это казалось более вероятным исходом. От бессилия я валилась на пол, но боевики заявили, что будут расстреливать всех, кто потеряет сознание. Тогда мама сказала: «Надо подняться». Мы с Зариной прислонились друг к другу спинами, так и сидели, потому что сил совсем не осталось», — продолжает Агунда Ватаева.

Бутылки с водой и газировкой, печенье и сладости в память о заложниках, которым не давали ни есть, ни пить

Как потом пояснили следователи, взрывы были самопроизвольными и спровоцировали незапланированный штурм здания. Бой продолжался до позднего вечера. Жертвами террористов стали 333 человек, в том числе 318 заложников, из которых 186 – дети. Правоохранители (отряды «Альфа» и «Вымпел») потеряли 10 человек.

Всего по делу о нападении на школу были признаны потерпевшими 1 315 человек.

В банде находилось 32 человека, в живых остался только один – Нурпаши Кулаев. В 2006 году он был приговорен к пожизненному лишению свободы.

Мягкая игрушка на обгоревших остатках шведской стенки в физкультурном зале. Террористы согнали сюда заложников и повесили в зале бомбы, которые взорвались 3 сентября, убив более 300 человек

Жертвы Беслана

Погибло:

Дети от 1 до 17 лет — 186

Родственники, гости и друзья учащихся — 111

Учителя /сотрудники школы — 17

Сотрудники ЦСН ФСБ — 10

Гражданские спасатели — 6

Сотрудники МЧС — 2

Сотрудники МВД — 1

Последней погибшей в результате теракта стала 33-летняя Елена Авдонина, которая скончалась в декабре 2006 года, несмотря на усилия врачей.

На сороковой день после трагедии

В 66 семьях погибло от 2 до 6 человек, а 17 детей остались круглыми сиротами (родственники жертв, скончавшиеся в результате тяжелейшей психологической травмы, в эти цифры не входят). Для оценки масштаба теракта достаточно сказать, что за четыре года Великой Отечественной войны Беслан потерял 357 мужчин на различных фронтах.

К 12 сентября 2004 года в БСМЭ было осмотрено 329 тел погибших, в 213 случаях были установлены следующие причины смерти:

от огнестрельных ранений — 51 (15,5 % от общего числа осмотренных)

от осколочных ранений — 148 (45 %)

от термических ожогов — 10 (3 %)

от повреждений тупыми предметами — 4 (1,2 %)

В 116 (35,6 %) случаях причина смерти не была установлена из-за выраженных признаков поражения открытым пламенем вплоть до полного обугливания тел.

Раненые

К утру 4 сентября в больницы Беслана и Владикавказа поступило свыше 700 раненых, более половины которых составили дети.

Точное количество раненых в результате теракта доподлинно неизвестно, так как осмотры проводились в Северной Осетии, Москве и Ростовской области, в результате чего некоторые пострадавшие могли быть осмотрены несколько раз.

Публично доступных документов, удостоверяющих точное количество экспертиз, нет, однако, по данным официального сайта города Беслана, количество раненых превысило 800 человек. Из них 72 ребёнка и 69 взрослых стали инвалидами.

Здание школы, разрушенное в результате боевых действий, восстанавливать не стали. На ее территории открыт мемориальный комплекс, куда в траурные дни люди несут цветы.

Люди, приходившие в школу после теракта, оставляли на классных досках послания на русском и осетинском языках: «Простите нас», «Мы вас любим», «Мы вас не забудем» и «Подумайте об этом!»http://novoetv.kz/2018/09/beslan-14-let-so-dnya-tragedii/